Смирнов_А_В.jpg
Безымянный.jpg

На передовой

Летом 1942 года мы пришли в томский военкомат и стали проситься на фронт. Мне к тому времени исполнилось семнадцать. Сначала нам отказали — мы же работники военного завода, у нас бронь от призыва. Но потом офицер сказал, что если у завода не будет претензий, мы поедем в учебку. И дал нам две недели на решение этого вопроса.

В итоге мы собрали вещи и поехали в тренировочный лагерь в Абакан. Первое время занимались только строевой подготовкой, маршировали с песнями. А потом к нам приехала группа офицеров и стала отбирать, кого куда. Меня зачислили в пехоту и направили в стрелковое училище в Красноярске. Там, наконец, началась настоящая учёба — стрельба из винтовки, автомата и пулемёта, теоретический курс. Из нас в быстром темпе готовили младших командиров. Через несколько месяцев мне присвоили звание младшего сержанта и сказали готовиться к отправке на фронт.

Команда на сборы поступила внезапно, ночью. Нас погрузили в эшелоны и повезли на запад. Ехали долго, с остановками. Наконец, остановились для распределения на станции Бологое.

Я стал командиром отделения 151-й стрелковой дивизии в составе Первого Украинского фронта.

На фронт я попал весной 1943 года. Особенно запали в память бои в районе Белой Церкви (юго-восточная Украина. — Ред.), которые начались через несколько месяцев. Шло наступление. Нас выгрузили из эшелонов с приказом двигаться вперёд. Хорошо помню, что в полях и вдоль дорог лежало огромное количество погибших солдат, причём почти все наши, немцев мало. На моё отделение, пятнадцать человек, нам выдали винтовки, автоматы ППШ и шесть пехотных пулемётов Дегтярёва с шестью дисками с патронами к каждому. Мне, как сержанту, был положен ещё револьвер. По пути мы несколько раз попадали под обстрелы и бомбёжки, но всё обошлось.

В конце марта 1944 года моя дивизия продвинулись в Винницкую область. Здесь при освобождении Жмеринки меня ранило.

Бои за город шли тяжёлые. Жмеринка — крупный железнодорожный узел, там было много немецкой техники. 19 марта мы наступали ночью, дошли до центра города, но немцы сгрузили с платформ тяжёлые танки и стали бить по нам, пехоте, прямой наводкой. Мы ничего не могли сделать, даже подобраться на расстояние броска гранаты. Больших и вообще капитальных домов там почти не было, всё больше хаты-мазанки, которые в смысле обороны совсем ненадёжные: укроешься за ней, а рядом упадёт снаряд, и от стен сразу одни руины. Нас оттеснили на окраину, мы закрепились на железнодорожной насыпи и вскоре снова пошли в наступление.

В моей военной карьере оно стало последним. Во время атаки в меня попало сразу несколько пуль и осколков. Ранение было тяжёлым: срезало половину ключицы, раздробило лопатку, повредило внутренние органы.

Жмеринку моя часть на другой день всё-таки взяла. А потом, чуть позже, мы освободили и Винницу. Но я этого уже не видел, так как лежал в госпитале в Киеве, откуда через месяц меня переправили почти в те же края, откуда призвали, в город Прокопьевск Кемеровской области.

Снова дома

Лечился я долго, до октября 1944 года. После выздоровления встать в строй уже не мог: правая рука почти не действовала — какой из меня вояка?

С присвоением второй группы инвалидности по ранению разрешили вернуться в Загорск. Мне было всего девятнадцать лет.

Дома я сначала пошёл военруком в свою школу в Птицеграде. Потом, уже после Победы, с фронта вернулся мой двоюродный брат. Тем, у кого не было специальности, устроиться было трудно. Меня, как инвалида, к тому же не брали ни на какую физическую работу. И мы с ним пошли подрабатывать закройщиками в ателье, которое было тогда в центре Загорска. Учились прямо на месте, помогали перешивать и перелицовывать старые вещи — новых тогда почти никто не шил. Мне это умение обращаться с иголкой и ниткой потом не раз пригодилось в жизни.

Руку я постепенно разрабатывал.

В 1948 году меня взяли на работу на ЗЭМЗ, причём о своей инвалидности я никому не сказал ни слова. Сначала был кладовщиком, потом повысили до мастера. На заводе проработал до 1987 года, ушёл на пенсию в должности начальника отделения цеха пластмасс.

В 1949 году женился, в 1957 году своими руками построил дом. Две мои дочери и сейчас со мной.

Записал Александр Гирлин

Судьбина Алексея не щадила –

война для всех трагедия, беда;

но сильный дух и жизненная сила

не покидали парня никогда!

 

Васильев сын по жизни очень скромен.

Учась, стремился просто в маляры.

В шестнадцать не мечтал он стать героем,

да и учёба отложилась до поры…

 

Малярский труд в начале жизни длинной

был всё же, потому что покрывал

завода стены разведённой глиной –

их этим от пожара защищал…

 

Эвакуация в Сибирь, морозы, голод;

тяжёлые станки грузить в вагон

вручную приходилось; дальний город

и Томский ВУЗ забыли и про сон…

 

Трудился Алексей разнорабочим –

таскал, возил детали; у станка

был на подхвате. Мёрз в бараке – в общем,

была жизнь молодая нелегка…

 

На фронт проситься он пришёл в семнадцать –

отказ в ответ, ведь бронь, завод и план.

Но вскоре согласились, собираться

он стал в учебный лагерь в Абакан.

 

А в Красноярске всё ещё серьёзней –

стрелять учили и теории войны.

Команда поступила ночью поздней –

отправиться на фронт они должны.

 

Командовать был отделеньем должен

наш пехотинец Алексей Смирнов;

пройти сержанта путь, что стал возможен

весною сорок третьего, готов…

 

Ранение под Жмеринкой. Карьера

военная в сраженье прервалась…

Но продолжались и любовь, и вера –

жизнь Алексея этим и спаслась.

 

Лечился долго, в Киеве, в Сибири;

в Загорск вернулся с «ватною» рукой…

Мы наступали, сводки шли в эфире;

Алёша в школе был военруком.

 

С работой было трудно в сорок пятом.

Он в ателье закройщиком пошёл.

Трудился вместе с двоюродным братом,

с иголкой-ниткой знался хорошо.

 

Упорно руку заставлял работать.

Об инвалидности ни слова не сказав,

устроился на ЗЭМЗ – был близок локоть,

и Алексей куснул – вот это нрав!

 

Женился, дом своей семье построил;

две дочери живут с ним и сейчас…

Девяносто три Вам! Милого героя,

мы с Днем Победы поздравляем Вас!

 

Пусть любят Бог и Ангел Ваш хранитель!

Пусть будет жизнь спокойна и мила!

Мы верим, наш любимый победитель,

Вас ждут победоносные дела!

 

Пусть будет к Вам здоровье благосклонно,

чтоб с наслажденьем жизнь свою вкушать!

Пусть в доме будет ладно и любовно,

и радуется юная душа!

 

Мы благодарны Вам за подвиг ратный

и долгий путь прекрасный трудовой!

Сегодня поздравляем многократно

Вас, Алексей Васильич, дорогой!

 

 

                      Август 2018 г.